Главная
Новости
Тексты
Стихи
Галереи
Файлы
Видео
Аудио
О проекте
Отзывы о книгах
Монах Симеон Афонский Издания
Написать письмо
Карта сайта
Поиск
Все комментарии
Православный каталог
Сегодня
18 января
Не ошибись, приняв лжеца За духовного простеца.

Старец

 
Информационный портал о старцах и старчестве. Что такое - старец. Как происходит передача опыта старца. Почему мудрые высказывания старцев чаще всего состоят из притч. Что такое молитва старцев? Как появилась молитва Оптинских старцев? Почему старцы пишут стихи? Почему старцы всегда гонимы? Наконец, все эти вопросы подводят нас к главному - что такое Церковь? Здесь не может быть прямого и однозначного ответа. И тем не менее, ответ жизненно важно найти. Самое трудное в поиске - научиться, как выделить главное. Для этого создан наш портал. Если вы задали себе эти вопросы, тогда нам по пути. Смотрите:

Новые статьи на портале

Книги монаха Симеона Афонского

Живописец Пантелеймон

 

Живописец Пантелеймон

 

Не менее того жаль мне, что в числе здешних друзей моих я не досчитался по приезде моем лучшего друга моей афонской жизни, с которым я сроднился сердечно, с которым любил делить мои радости и горе и его труженические заня­тия. Этот друг мой был хороший живописец, имя его в монашестве Пантелеймон. Больно было моему сердцу, когда долетела до меня весть еще в Смирне, на пути моем в Иерусалим, что друг мой скончался.

 

Я не знал, как он отходил к Богу, с каким чувством приближался к конеч­ным минутам своей жизни и как испустил пос­ледний вздох, и меня тревожила его загробная участь. Но теперь я узнал это и благодарю Бога, что друг мой умер праведническою смертью.

 

 

При отбытии моем со Святой Горы в Палестину я оставил живописца в самом труд­ном положении: он тяжело лежал и не мог вста­вать с постельки, но при прощании еще дружес­ки обнял меня в надежде свидания; знали ли мы тогда, что свидание будет уже в вечности? После меня только неделю томился в недуге и в предсмертной борьбе друг мой; духовник видел, что он близок к смерти, а потому и предложил ему принять святую схиму.

 

Больной с удоволь­ствием согласился на предложение и несколько дней сряду по пострижении приобщался Святых Тайн; и в последний день он принял их. Между тем каждодневно посещал больного живопис­ца схимник Макарий, тоже наш друг, и самые смертные минуты его усладил своим дружеским присутствием. Отец Макарий и старец Геронтий, схимник русский, так рассказывают о кончине отца Пантелеймона. Геронтий был неотлучно при больном, а Макарий незадолго до смерти навестил его и между прочим предложил ему, не хочет ли он послушать акафист Божией Матери.

 

- С любовию, - отвечал тот, и Макарий начал читать.

 

После каждого икоса и кондака больной пел своим слабым, замирающим уже голосом: «Аллилуиа» и «Радуйся, Невесто Неневестная». Когда в третий раз был прочтен последний кон­дак акафиста: «О Всепетая Мати, рождшая всех святых Святейшее Слово» и прочее, живописец пропел трижды «Аллилуиа», и в этих звуках ангельского славословия улетела душа его в небо, туда, где поется Богу и Всепетой -   веч­ное «Аллилуиа».

 

В это время один из братии следил за движениями умирающего и видел, что когда он пропел в последний раз «Аллилуиа», судорожное движение появилось на лице его: Пантелеймон обернулся налево и как будто чего-то испугался, как будто что-то встревожило его; но в то же мгновение он повел глазами направо, умилительно посмотрел вверх и с райскою улыб­кою на устах испустил свой вздох.

 

 

Покойный друг мой на Святой Горе прожил три года с небольшим. В России еще я ознако­мился с ним в 1840 году, когда странствовал до Одессы; но там мы разрознились, и только в 1843 году я снова сошелся с ним в Русике. Бог знает, был ли кто из русских святогорцев в такой мыс­ленной брани, в таком бурном смятении духа, как юный живописец. Верно, для врага он был несносен.

 

 Несколько раз покойный порывался оставить Русик, где стесняются своеволие и при­чуды желаний, и хотел жить где-нибудь на сво­боде, но Бог не допустил до того. Грозные снови­дения двукратно останавливали моего друга от задуманного им выхода из Русика. Разумеется, если бы он обольстился влечением мысли на свободу, враг сокрушил бы его.

 

 Самое постри­жение в монашество живописец принял по осо­бенному убеждению таинственных посетителей. После многих и напрасных со стороны духовни­ка предложений к принятию иноческой одежды однажды Григорий (мирское имя Пантелеймона) после живописной работы в трапезе заснул, и ему представилось, что он там же, в трапезе, сидит за стенною картиною и работает. В тра­пезе не было ни одной души, кроме его одного.

 

 

 

Только вдруг Григорий слышит, что дверь тихо растворяется и кто-то входит; он оглянулся и, не обращая особенного внимания на посетителей, углубился в свое занятие. Между тем приближа­ются к нему двое: первый из них старец самой привлекательной и почтенной наружности, а последний юноша, прекрасный собою и в древ­нем еллинском одеянии. Молча стали они один по правую, а другой по левую сторону живопис­ца и следили за очертаниями его труженической кисти. Наконец старец, положив руку на плечо Григория, кротко спросил его:

 

-                 Ты еще не постригся?

 

Григорий внимательно посмотрел на старца и потупился. Вид старца поразил Григория: в чертах его он видел светлые черты святого Митрофана Воронежского.

 

-                 Да нет еще, - отвечал юный незнакомец на вопрос старца и потом с чувством продол­жал: - сколько я говорю Григорию, чтобы при­нять ангельский образ, так нет, не слушается. А надобно бы, и пора ему постричься…

 

Эти слова юноши, произнесенные трогатель­ным голосом, полным упрека любви и сострада­ния, сильно потрясли сердце Григория: он тогда же проснулся и, несмотря на то, что было уж около полуночи и все спали, побежал к духов­нику и разбудил его. Духовник не смутился нечаянным и безвременным приходом живо­писца, потому что знал его постоянную брань и тяжелые искусы, которые часто наводил на него демон, а потому и отворял для Григория дверь свою во всякое время. Только действия и слова Григория удивили духовника в настоящий раз.

 

Дотоле упорный и не всегда сговорчивый, живо­писец, заливаясь слезами, пал духовнику в ноги и умилительно просил пострижения.

 

- Что это значит? -   спросил удивленный

духовник.

 

- Ради Бога, постригите, - сквозь слезы и умоляющим голосом повторил Григорий и, немного успокоившись, рассказал духовнику свое сновидение.

 

- Хорошо! - с улыбкою отвечал тот, выслу­шавши. - Видишь, - заметил он потом, - сам святой Пантелеймон скорбит на тебя за твое упорство и отлагательство пострижения.

 

Таким образом Григорий был пострижен и дано ему имя - Пантелеймон, в том убеждении, что святой великомученик, вероятно, особенное принимает участие в своем живописце, кото­рый был детской простоты и самого любезного характера в отношении ко всем. Обитель много потеряла в друге моем, потому что с его кончи­ною кончились и занятия здесь живописью.

 

По росписании трапезы покойный живописец сов­сем было принимался за стенную работу в собо­ре, но Бог позвал его в Свои райские обители, и собор остается теперь нерасписанным. Такова была жизнь и кончина моего лучшего из друзей афонских, от которого я принимал уроки рисо­вания и живописи, с которым любил работать в трапезе, распевая с ним любимый его концерт: «Реку Богу: заступник мой, почто мя забыл еси» и прочее.

 

Нежный голос покойного звучно разливался по пространной трапезе и замирал в глубоких оконечниках креста, в виде которо­го она расположена; безмолвные только лики святых угодников, во весь рост написанных по стенам, внимали нашим тоскующим напевам, потому что мы любили оставаться в совершен­ном уединении, так что никто не препятствовал нам в занятиях.

 

Изредка появлялся иногда трапезарь, но и тот, давши нам по апельсину, тотчас скрывался в своем скромном затворе. Нередко бродили мы с покойным и по Святой Горе. Живописец - тот же поэт; значит, много здесь мы встречали поразительных красот при­роды, достойных Рафаэлевой кисти, или, лучше сказать, звуков псалтири царственного Давида. О! Да удостоит Царица Небесная видеться и ликовать мне с моим другом и там, где нет ни болезни, ни печали, но где жизнь и радости бес­конечные! Вечная ему память!

 

 

Иеросхим. Сергий Веснин. Письма святогорца. 

1844 г., Афонская Гора. Русский монастырь

 

Вернуться к оглавлению письма...

Вернуться к оглавлению книги...

 
Комментарии
Комментарии не найдены ...
Добавить комментарий:
* Имя:
* Сообщение [ T ]:
 
   * Перепишите цифры с картинки
 
Подписка на новости и обновления
* Ваше имя:
* Ваш email:
Последние обновления на портале
Увещание ко Спасению или время созидать самих себя
Духовные горизонты Часть I
Духовные горизонты Часть II
Стихи для тех, кто любит Афон
Ум во Христе
О Любви и Благодати
Опыт, оплаченный жизнью, или практические советы из уст в уста
Земное счастье и небесное блаженство или почему мы не Боги?"
Ис­кус­ст­во борь­бы с по­мы­с­ла­ми Часть I
Ис­кус­ст­во борь­бы с по­мы­с­ла­ми Часть II
О самом простом I часть (Притчи для взрослых)
О самом простом II часть
О самом простом III часть
О самом простом IV часть
Монах и лестница Часть I
Монах и лестница Часть II
Сборник: О самом простом
Монах и лестница Часть III
Золотая ниточка (Притчи для детей)
Живи незаметно
Чистое сердце
Старец
Помыслы
Блуд
Рак, лечение
Тернистым путем к небу Епископ Варнава (Беляев) - Вступление
Тернистым путем к небу Житие старца Гавриила (Зырянова) Часть I
Житие старца Гавриила (Зырянова) Часть II
Житие старца Гавриила (Зырянова) Часть III
Житие старца Гавриила (Зырянова) Часть IV
О жизни старца Гавриила (Зырянова) Часть V
О жизни старца Гавриила (Зырянова) Часть VI
О жизни старца Гавриила (Зырянова) Часть VII
Схиархимандрит Виталий (Сидоренко) - Часть 1
Схиархимандрит Виталий (Сидоренко) - Часть 2
Житие прп. Симона Радонежского Смоленского
Свобода - это | Свобода | Дверь, которая нарисована на стене | Свобода Любви | Путь к свободе | Вкус Свободы | Умереть за Любовь| Скорби | Необходимое | Нечистая совесть | Окаменевшее сердце | Смерть | Жизнь | Союз сердец | Любовь | Высшая форма Любви | Преданность | Труд сердцем | Прямота | Стойкость | Умение любить | Верность | Деньги | Богатство | Духовное здоровье | Человек | Ум разум | Ум | Предательство| Улица детства | Язык Любви | Стихи о Любви | Вечная Любовь | Смысл Любви | Любовь правда | Правда| Молитвы| Любовь страсть | Любовь жизнь | Цельная Любовь | Здоровье души| Смирение | Истинное смирение| Смирение и ум| Смирение и страх| Смирение и мир| Преданность|

ЧИСТЫЙ ИНТЕРНЕТ - logoSlovo.RU Рейтинг@Mail.ru
Создание и разработка сайта - веб-студия Vinchi & Илья

При копировании или цитировании текста и фотографий необходимо давать
активную ссылку http://www.isihast.ru

Монах Симеон Афонский Смиренному сердцу невозможно причинить вред, ибо оно научилось прощать всех.


Монастырь Дивеево