Главная
Новости
Тексты
Стихи
Галереи
Файлы
Видео
Аудио
О проекте
Отзывы о книгах
Монах Симеон Афонский Издания
Написать письмо
Карта сайта
Поиск
Все комментарии
Православный каталог
Сегодня
15 января
В ближнем – зависть к тебе, а у недруга – злоба, Значит, к горнему Царству ведут тебя оба.

Старец

 
Информационный портал о старцах и старчестве. Что такое - старец. Как происходит передача опыта старца. Почему мудрые высказывания старцев чаще всего состоят из притч. Что такое молитва старцев? Как появилась молитва Оптинских старцев? Почему старцы пишут стихи? Почему старцы всегда гонимы? Наконец, все эти вопросы подводят нас к главному - что такое Церковь? Здесь не может быть прямого и однозначного ответа. И тем не менее, ответ жизненно важно найти. Самое трудное в поиске - научиться, как выделить главное. Для этого создан наш портал. Если вы задали себе эти вопросы, тогда нам по пути. Смотрите:

Новые статьи на портале

Книги монаха Симеона Афонского

Я хочу умирать... я умру!

 

 

Я хочу умирать... я умру!

 

 

Со мною вместе в тесной больнице оставал­ся и чахоточный болгарин, совершенный Ангел по непорочности своего сердца и скромности. Болезнь его была уже в последней степени своего смертного развития: он не имел ни сна, ни аппе­тита, а между тем жажда неутомимо мучила его.

 

Чтоб возбудить уже навсегда притупившийся аппетит, бедный Герман (это было схимничес­кое имя больного) парил стручковый перец и кушал наголо, что, конечно, более раздражало его жажду. Он не роптал на свое положение и, в безусловном веровании словам нашего геронты-игумена, решительно не принимал никаких лекарств против усилившейся чахотки, пото­му что тот советовал ему - отдаться на волю Божию.

 

Как воск истаивал чахнущий Герман и спокойно смотрел на близившийся роковой час смерти. Сухой кашель душил его и не давал забыться живительным сном. Вечером мы долго и много с Германом говорили дружески, затем что он был слишком привязан к нашему обществу, и мы взаимно любили его.

 

Мне жаль и больно было смотреть на его страдания, которые, впрочем, не продолжились после моего вступления в боль­ницу. В одну из страдальческих ночей своих он разбудил заснувшего больничаря (лекаря), зами­рающим голосом прося его встать поскорее.

 

-                  Что тебе нужно, брат? - спросил спросо­нок больничарь Германа.

 

-                  Вставай, отче Иеремия! Я хочу уми­рать! - отвечал отрывисто Герман.

 

Иеремия успокоил его и сам снова забылся. Не прошло минуты, больной опять подошел к Иеремии и прощальным голосом произнес:

 

- Встань, отче Иеремие! Я хочу умирать...я умру!

 

Голос Германа замирал и прерывался... Пока больничарь оправлялся, Герман тихо удалился от него и, севши на свою койку, мирно вздохнул в последний раз... Иеремия застал Германа уже без дыхания.

 

О, как легко, как праведнически отходят здесь все вообще иноки в путь отцов своих! Подобные образцы тихой кончины у нас нередки. Вы, конечно, не поскучаете, если я в настоя­щее время расскажу вам кстати еще об одном молодом русском схимнике, скончавшемся в августе 1845 года.

 

Этот схимник был родом из Вологодской губернии, с нами вместе он прибыл из Иерусалима на Святую Гору с тем, чтобы здесь непременно умереть, и он умер удивитель­ным образом.

 

 

По прибытии в Русике первого раза Григорию (это было мирское имя вологжанина) жизнь наша чрезвычайно понравилась, но его не при­няли старцы, потому что некуда было реши­тельно поместить, за крайним недостатком кел­лии. С прискорбием юный Григорий удалился отсюда и поступил в Кавсокаливский скит, но ненадолго.

 

Однажды навсегда его привязал к себе наш мирный Русик, и бедный Григорий тосковал по нем, изнемогал духом, наконец не вынес порывов души, требовавшей высоких под­вигов послушания и более обширных действий, нежели в скитском безмолвии, где он скучал от праздности тела, свыкшегося с трудами крес­тьянской жизни. Григорий снова пришел к нам и смиренно признавался, что он не может нигде жить на Святой Горе, как только в Русике; но что мы могли сделать в его пользу?..

 

Мы могли только сочувствовать ему в его затруднительном положении и более ничего, потому что не было ему надежды на поступление к нам. К счастью Григория, тогда паломник-слепец еще был у нас; мы посоветовали обратиться к нему и просить его ходатайствовать пред геронтою и духовни­ком, в полной уверенности, что ему не откажут в просьбе.

 

 Так и было. Григория действительно оставили в Русике в угодность слепцу и дали послушание при штукатурке Пантелеимонова собора. С усердием и ревностью новый пос­лушник знал свое дело и принял образ самой строгой жизни, так что не хотел даже носить на ногах сандалий', несмотря на холодный и опас­ный мрамор и гранит, которыми вымощены все здания монастырские. В чувстве особенной моей внимательности к послушливому Григорию я однажды дружески заметил ему, что здесь полы опасны для ног.

 

 

- Ничего, - скромно отвечал он, - я ведь привычный ко всему.

 

Опасения мои не прошли даром. По оконча­нии штукатурки в соборе Григорий простудил­ся и занемог. Первым предметом заботливости монастырского начальства в подобных случаях бывает душевное спасение больного, которого тотчас постригают в великую схиму и напутству­ют каждый день.

 

 Так поступили и с Григорием, который, впрочем, по истечении двух недель оправился и начал было выходить; но, к сожа­лению, покушал арбуза и - вторично впал в горячку, скоро уложившую его в могилу.

 

 Около двух недель страдал юный Григорий и наконец просил схиму, по принятии которой приоб­щился и Святых Тайн. Это было в Успенский пост.. Тогда как Геннадий (имя, данное в схиме Григорию) изнемогал и был уже в отчаян­ном положении, некоторые из нашего братства отправились к 15 августа в Ивер, где храмовый праздник, и ходили прощаться с больным.

 

 

Ради Бога, - говорил Геннадий слабым голосом прощающимся с ним братиям, - ради Бога, попросите там, в Ивере, Царицу Небесную, чтоб мне не выздороветь, а умереть...

 

 

Растроганные иноки с чувством оставили свое­го дивного брата... Накануне смерти, 14 августа, духовник навестил Геннадия и заметил, что он уже в предсмертной слабости. При виде своего духовника больной оживился.

 

- Отче, - сказал он прерывающимся голо­сом, - пособоруйте меня маслом…

 

- К чему ж это? - спросил с улыбкою духовник. - Тебе, верно, хочется пожить еще?

 

- Не знаю, - сомнительно отвечал Генна­дий, - а что теперь лучше для меня, отче, жить ли или умереть? - спросил он духовника.

 

- Разумеется, лучше умереть, - заметил тот, - ты только что принял святую схиму и причастился Святых Тайн; значит, тебе остается теперь только идти к Богу, в рай.

 

- Так благослови, отче: я умру! - реши­тельно и весело произнес Геннадий.

 

- Бог благословит! - - отвечал духовник, - с Богом в рай!

 

И наутро, в день Успения Божией Матери, с окончанием Литургии действительно кончил свое земное поприще удивительный Геннадий и тихо отлетел душою в райские обители. После сего скажите, пожалуйста: видали ли вы между собою примеры подобной смерти, чисто праведнической?

 

Отчего это в мире боятся все смерти, а здесь так сладко, так тихо засыпают ее вечным сном? Подумайте об этом важном вопросе, и совесть, конечно, вам даст на него удовлетвори­тельное решение. Если бы я не боялся отяготить вас подобными картинами смертности, я бы много измарал для того бумаги, но обратимся к моей болезни, о которой было выше сего слово.

 

 

Беспокойно провел я вечер в больнице с изне­могающим Германом, утро меня пугало, потому что с ним должны были начаться грозные для меня визиканты. Чтоб избавиться от лекарских рук, я решился употребить обыкновенную хит­рость больных: я объявил моим докторам, что на опухоль в теле прекрасно действует регаль (афонский спирт), но натираться им я не могу в больнице, где камин опасен более для болез­ни подобного рода, чем спасителен; поэтому я смиренно просил позволения уйти в келлию, потому что в ней русская есть печка и постоян­ное тепло.

 

- А когда опадет опухоль, - прибавил я, - тогда с моим удовольствием я выдержу визиканты.

 

 

Мне поверили. Таким образом я вышел из больницы и уже не заглядывал в нее с тех пор, единственно из страха визикантной методы лечения. Между тем регаль действительно мне помог в наружных втираниях его в больные места; опасную рану я первоначально очистил, по совету духовника, теплою припаркою из пше­ничного хлеба, а потом из ромашкового цвета.

 

Это удивительно подействовало на нее. Когда рана очистилась и свежая кровь разлилась по ней, я начал присыпать ее сахаром, стертым в порошок, и теперь я совершенно здоров, по милости Божией.

 

 

 

 

(Афон.Ивирон)

Иеросхим. Сергий Веснин. Письма святогорца. 

1844 г., Афонская Гора. Русский монастырь 


Вернуться к оглавлению письма...

Вернуться к оглавлению книги - Часть II...

Карта сайта

 

 

 
Комментарии
Всего комментариев: 2
2014/03/03, 17:48:26
Люди,кто подскажет,где яд найти?У меня мужа в зоне убили менты,а уже на волю надо было.3,5 мес прошло,я не хочу жить,плачу все время.Мне ничего и никто не нужен без него,детей не осталось о него у меня.Сердце вообще уже не то,что рвется,с ума сходит от душевной боли.
Наталья
2013/11/25, 12:54:23
Если ты хочешь свести счеты с жизнью и тебе всё равно нечего терять то зайди на этот адрес удели 10 минут времени и ты захочешь жить. Я сам хотел уйти из этой жизни несколько раз просто страшно больно и переживания того что МАМА будет плакать заставили меня начать ведь мне так же как и тебе нечего было терять а теперь я зарабатываю 300000 рублей и мне стала еще страшнее умирать !!!!!

http://vk.com/club61640765
Маркел
Добавить комментарий:
* Имя:
* Сообщение [ T ]:
 
   * Перепишите цифры с картинки
 
Подписка на новости и обновления
* Ваше имя:
* Ваш email:
Последние обновления на портале
Увещание ко Спасению или время созидать самих себя
Духовные горизонты Часть I
Духовные горизонты Часть II
Стихи для тех, кто любит Афон
Ум во Христе
О Любви и Благодати
Опыт, оплаченный жизнью, или практические советы из уст в уста
Земное счастье и небесное блаженство или почему мы не Боги?"
Ис­кус­ст­во борь­бы с по­мы­с­ла­ми Часть I
Ис­кус­ст­во борь­бы с по­мы­с­ла­ми Часть II
О самом простом I часть (Притчи для взрослых)
О самом простом II часть
О самом простом III часть
О самом простом IV часть
Монах и лестница Часть I
Монах и лестница Часть II
Сборник: О самом простом
Монах и лестница Часть III
Золотая ниточка (Притчи для детей)
Живи незаметно
Чистое сердце
Старец
Помыслы
Блуд
Рак, лечение
Тернистым путем к небу Епископ Варнава (Беляев) - Вступление
Тернистым путем к небу Житие старца Гавриила (Зырянова) Часть I
Житие старца Гавриила (Зырянова) Часть II
Житие старца Гавриила (Зырянова) Часть III
Житие старца Гавриила (Зырянова) Часть IV
О жизни старца Гавриила (Зырянова) Часть V
О жизни старца Гавриила (Зырянова) Часть VI
О жизни старца Гавриила (Зырянова) Часть VII
Схиархимандрит Виталий (Сидоренко) - Часть 1
Схиархимандрит Виталий (Сидоренко) - Часть 2
Житие прп. Симона Радонежского Смоленского
Свобода - это | Свобода | Дверь, которая нарисована на стене | Свобода Любви | Путь к свободе | Вкус Свободы | Умереть за Любовь| Скорби | Необходимое | Нечистая совесть | Окаменевшее сердце | Смерть | Жизнь | Союз сердец | Любовь | Высшая форма Любви | Преданность | Труд сердцем | Прямота | Стойкость | Умение любить | Верность | Деньги | Богатство | Духовное здоровье | Человек | Ум разум | Ум | Предательство| Улица детства | Язык Любви | Стихи о Любви | Вечная Любовь | Смысл Любви | Любовь правда | Правда| Молитвы| Любовь страсть | Любовь жизнь | Цельная Любовь | Здоровье души| Смирение | Истинное смирение| Смирение и ум| Смирение и страх| Смирение и мир| Преданность|

ЧИСТЫЙ ИНТЕРНЕТ - logoSlovo.RU Рейтинг@Mail.ru
Создание и разработка сайта - веб-студия Vinchi & Илья

При копировании или цитировании текста и фотографий необходимо давать
активную ссылку http://www.isihast.ru

Монах Симеон Афонский Смиренному сердцу невозможно причинить вред, ибо оно научилось прощать всех.


Монастырь Дивеево