Главная
Новости
Тексты
Стихи
Галереи
Файлы
Видео
Аудио
О проекте
Отзывы о книгах
Монах Симеон Афонский Издания
Написать письмо
Карта сайта
Поиск
Все комментарии
Православный каталог
Сегодня
15 января
В ближнем – зависть к тебе, а у недруга – злоба, Значит, к горнему Царству ведут тебя оба.

Старец

 
Информационный портал о старцах и старчестве. Что такое - старец. Как происходит передача опыта старца. Почему мудрые высказывания старцев чаще всего состоят из притч. Что такое молитва старцев? Как появилась молитва Оптинских старцев? Почему старцы пишут стихи? Почему старцы всегда гонимы? Наконец, все эти вопросы подводят нас к главному - что такое Церковь? Здесь не может быть прямого и однозначного ответа. И тем не менее, ответ жизненно важно найти. Самое трудное в поиске - научиться, как выделить главное. Для этого создан наш портал. Если вы задали себе эти вопросы, тогда нам по пути. Смотрите:

Новые статьи на портале

Книги монаха Симеона Афонского

В НАЧАЛО / ЖИТИЕ ИЛАРИОНА - ГРУЗИНА / ПОСЕЛЕНИЕ В ИВЕРЕ И ПРИНЯТИЕ УЧЕНИКОВ
ПОСЕЛЕНИЕ В ИВЕРЕ И ПРИНЯТИЕ УЧЕНИКОВ

ПОСЕЛЕНИЕ В ИВЕРЕ И ПРИНЯТИЕ УЧЕНИКОВ

 

Больным поместился о. Иларион в Ивере; но, как только немного поправился, занялся там грузинской библиотекой, составил каталог, потом сделал извлечения из книг и рукописей, что составило двенадцать томов под названием "Цветник", в которых преимущественно были помещены жития святых. Этот сборник был передан Зографскому игумену, отправлявшемуся в Россию, который издал все эти 12 томов на грузинском языке, не означая кем был составлен "Цветник".

В Ивере он прожил шесть месяцев, проводя все время в молчании. Оправившись от болезни, он перешел в Предтеченский скит, где соотечественники его - грузинские монахи - жили еще с 8-го века; здесь он поселился в малой калибке (хижина) около собора.

На вопрос: зачем он оставил пирг и перешел в скит, старец отвечал: "Здесь я нашел истинное безмолвие, ибо всем приходящим ко мне указываю на скитского духовника и отсылаю к нему, а я, говорю, не духовник, а пришел оплакивать грехи мои". Так старец дорожил безмолвием, - этим необходимым спутником всех занимающихся умным деланием.

Несмотря на то, что старец никого не пускал к себе и дверь его келлии была постоянно заперта, народ, по-прежнему, шел к нему. Вследствие этого, он решил оставить это место и поселиться в келлии св. Архангелов, нарочно построенной для него монастырем.

Сюда пришли к нему два брата и упросили старца принять их к себе. Поселившись на Афоне, они поступили к одному старцу, который через три года скончался, оставив ученикам большую келлию с участком земли. Прожив немного без него, они увидели, что жить без духовного руководства нельзя; тогда старший из них - Макарий - поступил в Иверский монастырь, куда его пригласили, как хорошего каллиграфа; а младший - Савва - остался пока один в келлии, ибо он искал себе опытного старца. Так как слава об о. Иларионе, ради великих его подвигов, разнеслась по всему Афону, то Савва решился поступить именно к нему.

Придя к о. Илариону, он увидел старца в худой, многошвейной одежде, запачканной и в заплатах; такая же была и камилавка, волосы и борода были всклокочены.

Когда он стал проситься принять его к себе, то о. Иларион решительно отказал ему, говоря, что не может жить с ним. Но после неотступных просьб, сказал: "Если хочешь поступить ко мне, то должен соблюсти такие правила: ни от кого ничего не брать, денег не иметь и проводить до конца дней постническую жизнь, довольствуясь сухоядением и прилежать к молитве день и ночь". Савва с полной готовностью согласился на все и поселился у него.

Вскоре после этого и брат его, Макарий, захотел поселиться у старца. Узнав об этом, иверские проэстосы стали уговаривать его остаться у них, обещая отправить его в академию для учения, но тот не прельстился, а желал только поработать Господу ради своего спасения. Месяцев через шесть он пошел к о. Илариону и был им принят.

Этот Макарий был очень твердого характера, и, по заповеди старца, исполнял всякие подвиги, имея высокое самоотвержение, достигаемое лишь немногими. Он полностью, предав себя в послушание, отсекал свою волю перед старцем во всем. От беспрерывных подвигов он скончался очень скоро - через восемь лет, и кончина его свидетельствовала о глубокой мудрости о. Илариона, так скоро приведшего его в высокую меру духовного преуспеяния.

Савва же был легкомысленный, и хотя он слушался старца, но и творил много по своей воле, часто споря с ним. Отец Иларион, раз приняв его, не хотел уже выгонять, но отеческими советами и терпением надеялся исправить неопытного юношу. Увлекаемый порывами молодости, Савва несколько раз хотел уйти к старцу Хаджи-Георгию на Керасях, и однажды было перешел, но тот, понявши его устроение и искушение, спросил: "Будешь ли исполнять то, что тебе прикажут?" Он ответил, что согласен и просил принять его под свое руководство, надеясь иметь развлечения, через общение с юною братиею, и жить повольнее.

Но Хаджи-Георгий отвел его и поместил под огромным камнем, образовавшим под собой вид пещеры, находившейся недалеко от его келлии, и еще спросил Савву: будет ли он во всем слушаться его? - Тот отвечал утвердительно. Затем, давши ему наставление касательно правила, сказал, что он сам будет доставлять ему пищу - собственно ту, какую он сам употребляет.

Некоторое время Савва держался своего слова и принимал пищу, которую носил ему старец; но не смог долго снести таких лишений, ибо старец давал ему только одной травы - грубой и горькой. Савва, без ведома старца, потихоньку начал убегать в скит св. Анны и воровать там хлеб и сухари, а в отсутствие старца вовсе выходил из своего затвора и, как вырвавшийся на свободу заключенный, затевал детские игры с некоторыми из юных братий.

Узнавши об этом, старец укорял его за преслушание и легкомыслие, добавив, что эта, казавшаяся ему несносною, пища, была его собственной, какую он вкушал каждый день; и, в наказание за своеволие, сказал, что, если он хочет жить у него, то он посадит его в большую бочку и будет до тех пор держать его в ней, пока не уверится вполне, что он утвердился в нелицемерном послушании; если же не захочет сего, то он больше д
ержать его у себя не станет.
Савва согласился, сознавая себя виновным против старца, и поместился в большую бочку, где заключил его старец, никуда не пуская. Бочка эта была очень большая, просторная, и в ней он мог совершать свое правило - класть поклоны и мог сделать несколько шагов; для отправления же естественных нужд сделано было отверстие.

Цель о. Хаджи-Георгия была та, чтобы исправить Савву, т.е. чтобы он, не стерпев такого затвора, ушел обратно к своему старцу, о. Илариону.

Некоторое время спустя, пришел однажды старец к Савве и сказал, что слышал будто о. Иларион умер. Савва заплакал, стал бить себя по лицу и горько укорять за то, что ушел от него. Затем сказал: "Не уйду из бочки, а умру здесь!" Но потом начал просить старца помолиться Богу, чтобы Он воскресил о. Илариона.

Старец Хаджи-Георгий, видя, что Савва пришел в раскаяние, спросил, будет ли он послушным о. Илариону, если он оживет? Тот со слезами обещался быть послушным старцу до гроба, если бы только ожил тот, перед которым он чувствует себя таким виноватым. Хаджи-Георгий обещал помолиться о его старце, чтобы он ожил.

Спустя некоторое время он взял Савву и они пошли вместе к о. Илариону. Савва, от нетерпения, желая скорей узнать жив ли старец, постоянно забегал вперед Хаджи-Георгия, пока совсем не убежал от него. Начало смеркаться. Увидав издалека огонек в келлии старца и поняв, что он жив, Савва пустился бегом к его келлии и начал стучать в дверь. На вопрос о. Илариона, кто там?

Савва отвечал: "Собака". Узнав по голосу своего ученика, о. Иларион сказал: "Я боюсь собаки; боюсь, чтобы не укусила меня". - "Я - ученик твой", жалобно произнес Савва. - "Ученика-собаки я не имею", отвечал на это старец и замолчал. Савва начал умолять его отворить дверь и принять его обратно, как отец блудного сына, ибо он во всем раскаивается и пришел просить у него прощения. На это старец ответил, что, пока не придет Хаджи-Георгий, он его не впустит.

Когда же пришел Хаджи-Георгий, то о. Иларион вышел, поклонился ему и, снявши свою рясу, отдал ее ему, а у него взял его рясу и надел; потом ввел их в келлию. Старец Георгий был в близких отношениях с ним, спросил его о причине такого действия.

Тот отвечал, что так как он сам не умел исправить ученика, не успел отвести его от прелести, а Георгий исправил, - поэтому он дает ему свою рясу, принимая его, как своего старца: "Я много тебе благо-дарен, ибо Савва совсем не слушался меня, и я не мог руководить его к спасению, и оставил идти куда хочет. Но ты приобрел его для Господа, довел до сокрушения и я теперь вижу, что имеешь великую благодать!" Они сели. Савва хотел умыть им ноги в знак своего полного раскаяния и смирения, но Хаджи-Георгий воспретил ему.

Затем о. Иларион обратился к Савве и спросил: "Чего ты хочешь от меня? Я еще не помер!" Савва отвечал: "Одного хочу: быть тебе послушным во всем и всегда!" Старец посмотрел на Савву и сказал: "Что скажу тебе - будешь делать?" Тот ответил утвердительно. Старец продолжал: "Твоим словам я теперь не доверяю; приведи мне поручителей, что ты будешь меня слушаться". - "Вот Христос свидетель!" отвечал Савва, указывая на икону. "Когда Христа представляешь во свидетели", заметил старец, "то ступай опять к о. Георгию и работай там".

Савва стал умолять старца, чтобы он не прогонял его, говоря, что не может понести там жизнь, что, пожалуй, Хаджи-Георгий опять посадит его в бочку. Что тогда он будет делать? Но о. Иларион был непреклонен; обратившись к о. Георгию, он попросил его взять Савву обратно к себе. Тот из-за уважения к старцу согласился, но с тем условием, чтобы Савва ел то же, что и он будет есть и не воровал бы сухарей, а также, чтобы не дозволял себе свободного обращения с юными иноками в его отсутствие.

Старец Иларион сказал Савве: "Что же ты? Отец Георгий и работает постоянно и, при том, исполняет тяжелую работу, но ест эту пищу, а ты, ничего не делая, не хочешь есть оной? А вольное обращение, разве ты не знаешь, ведет к дерзости, а дерзость есть мать всех пороков". И дав заповедь слушаться во всем о. Георгия, он отпустил Савву.

Хаджи-Георгий посадил его в прежнюю пещеру, дав ему наставление от себя относительно исправления молитвенного правила. Пищу доставлял ему, как и прежде, ту же, что и сам ел, - горькую траву.

Но на сей раз недолго жил Савва у Хаджи-Георгия, ибо брат его, Макарий, заболел скоротечною чахоткою, которая возникла у него от чрезмерных подвигов, и он сильно страдал. Отец Иларион написал о. Георгию записочку, прося прислать к нему кого-либо служить больному. В записке он не намекал на Савву, но именно он был прислан. За это краткое, последнее пребывание у Хаджи-Георгия, Савва столько натерпелся от него, что оно осталось памятным ему на всю жизнь.

Прошло десять дней по прибытии Саввы к о. Илариону, как Макарий скончался. Кончина его была блаженна: в час смерти лицо его просияло необыкновенным светом, который постепенно усиливался, осветив келлию и даже всю местность и был видим многими, стекавшимися к келлии о. Илариона.

Умирающий Макарий, весь сияя от радости, говорил, что пришли ангелы, потом - преподобные отцы, мученики, исповедники, святители и пророки. - "А вот и Сама Владычица Богородица!" Все стояли в трепете; свет сиял столь блистательно, что глаза не могли сносить его блеска. Когда умирающий сказал: "Вот и Сам Господь наш Иисус Христос!" - все тут же попадали ниц от благоговейного страха.

Макарий сказал старцу: "Прости и благослови меня, отче; меня берут отсюда". С этими словами душа его отлетела на небеса, и свет, освещающий всю пустыню, постепенно угас. Все дивились и прославляли Бога, удостоившего такой великой милости Своего раба, который нелицемерным послушанием и отсечением своей воли угодил Господу.

Похоронивши о. Макария, о. Иларион призвал Савву и сказал, что он оставить его при себе не может, и пусть он идет куда хочет; и, несмотря на все просьбы Саввы, остался непреклонен. Савва опять пошел к Хаджи-Георгию, но тот сказал, что не может более понести его немощей и нерадения, а потому велел ему возвращаться к о. Илариону.

После долгих просьб Саввы и решительного отказа о. Георгия, Савва решился пойти назад к о. Илариону. Дорогою он снял с мула уздечку и надел на себя. В таком наряде пришел он к старцу. И первые слова его были: "Как хочешь, так и управляй мною, - отдаю себя, как мула, в твое распоряжение!" Тогда старец принял его.

Вскоре пришел Хаджи-Георгий и сказал ему, указывая на Савву: "О! канона стоит, канона (т. е. наказания - эпитимии)!" - Отец Иларион, как бы защищая Савву, возразил: "Нет! теперь надета узда, я буду управлять им и он будет слушать меня".

После этого о. Иларион стал хвалить Савву за его терпение и сказал: "Мы теперь сделаем его диаконом". - "Нет!" - возразил о. Георгий, "еще рано, рано! Большой еще дурак, большой!" Поговорив довольно об этом, на третий день произвели Савву в иеродиаконы, а вскоре затем рукоположили в иеромонахи. Этот сан старец хотел предоставить Макарию, но из-за смерти Макария и видя чистосердечное раскаяние Саввы, решил произвести его. При этом он обязал его такой заповедью: служить каждый день литургию во всю свою жизнь и молиться за весь мир.

 

Экспедиции в пещеру Илариона – Грузина: отчет и часть фотографий.

 Фотогалерея экспедиции в пещеру Илариона – Грузина.

Подробнее читать Житие Илариона – Грузина

Моление за Царя Илариона – Грузина

 
Комментарии
Комментарии не найдены ...
Добавить комментарий:
* Имя:
* Сообщение [ T ]:
 
   * Перепишите цифры с картинки
 
Подписка на новости и обновления
* Ваше имя:
* Ваш email:
Последние обновления на портале
Увещание ко Спасению или время созидать самих себя
Духовные горизонты Часть I
Духовные горизонты Часть II
Стихи для тех, кто любит Афон
Ум во Христе
О Любви и Благодати
Опыт, оплаченный жизнью, или практические советы из уст в уста
Земное счастье и небесное блаженство или почему мы не Боги?"
Ис­кус­ст­во борь­бы с по­мы­с­ла­ми Часть I
Ис­кус­ст­во борь­бы с по­мы­с­ла­ми Часть II
О самом простом I часть (Притчи для взрослых)
О самом простом II часть
О самом простом III часть
О самом простом IV часть
Монах и лестница Часть I
Монах и лестница Часть II
Сборник: О самом простом
Монах и лестница Часть III
Золотая ниточка (Притчи для детей)
Живи незаметно
Чистое сердце
Старец
Помыслы
Блуд
Рак, лечение
Тернистым путем к небу Епископ Варнава (Беляев) - Вступление
Тернистым путем к небу Житие старца Гавриила (Зырянова) Часть I
Житие старца Гавриила (Зырянова) Часть II
Житие старца Гавриила (Зырянова) Часть III
Житие старца Гавриила (Зырянова) Часть IV
О жизни старца Гавриила (Зырянова) Часть V
О жизни старца Гавриила (Зырянова) Часть VI
О жизни старца Гавриила (Зырянова) Часть VII
Схиархимандрит Виталий (Сидоренко) - Часть 1
Схиархимандрит Виталий (Сидоренко) - Часть 2
Житие прп. Симона Радонежского Смоленского
Свобода - это | Свобода | Дверь, которая нарисована на стене | Свобода Любви | Путь к свободе | Вкус Свободы | Умереть за Любовь| Скорби | Необходимое | Нечистая совесть | Окаменевшее сердце | Смерть | Жизнь | Союз сердец | Любовь | Высшая форма Любви | Преданность | Труд сердцем | Прямота | Стойкость | Умение любить | Верность | Деньги | Богатство | Духовное здоровье | Человек | Ум разум | Ум | Предательство| Улица детства | Язык Любви | Стихи о Любви | Вечная Любовь | Смысл Любви | Любовь правда | Правда| Молитвы| Любовь страсть | Любовь жизнь | Цельная Любовь | Здоровье души| Смирение | Истинное смирение| Смирение и ум| Смирение и страх| Смирение и мир| Преданность|

ЧИСТЫЙ ИНТЕРНЕТ - logoSlovo.RU Рейтинг@Mail.ru
Создание и разработка сайта - веб-студия Vinchi & Илья

При копировании или цитировании текста и фотографий необходимо давать
активную ссылку http://www.isihast.ru

Монах Симеон Афонский Смиренному сердцу невозможно причинить вред, ибо оно научилось прощать всех.


Монастырь Дивеево