Главная
Новости
Тексты
Стихи
Галереи
Файлы
Видео
Аудио
О проекте
Отзывы о книгах
Монах Симеон Афонский Издания
Написать письмо
Карта сайта
Поиск
Все комментарии
Православный каталог
Сегодня
22 января
Презрение почета, Не любовь к похвале И самоумаление – Три сокровенных дара, Приносящих благодать И Спасение.

Старец

 
Информационный портал о старцах и старчестве. Что такое - старец. Как происходит передача опыта старца. Почему мудрые высказывания старцев чаще всего состоят из притч. Что такое молитва старцев? Как появилась молитва Оптинских старцев? Почему старцы пишут стихи? Почему старцы всегда гонимы? Наконец, все эти вопросы подводят нас к главному - что такое Церковь? Здесь не может быть прямого и однозначного ответа. И тем не менее, ответ жизненно важно найти. Самое трудное в поиске - научиться, как выделить главное. Для этого создан наш портал. Если вы задали себе эти вопросы, тогда нам по пути. Смотрите:

Новые статьи на портале

Книги монаха Симеона Афонского

Старцев моих я очень любил

Порфирий Кавсокаливит (Баирактарис)

Автобиография

 

 

 

Старцев моих я очень любил

 

 

 

 

 

 

Как я уже сказал, моими старцами были отец Пантелеймон и его брат отец Иоанникий. Я любил их, хотя они были очень строгими. Тогда я этого не заме­чал. Поскольку любил их, я думал, что они не отно­сятся ко мне строго. Я питал к ним великое уважение, благоговение и любовь. Благоговение мое было таким же, с каким я смотрел на икону Христа. С таким бла­гоговейным трепетом.

 

 Потому что после Бога были старцы. Они оба были священниками. Родом из Кардицы, высокогорного села. Как-то называлось это се­ло? Достойно, чтобы это вспомнить... А - вспомнил! Это село Месениколас Кардицы. Оттуда было мое толстое шерстяное одеяло, под которым я спал до не­давнего времени. Я был у старцев в полном послу­шании.

 

 

Послушание!

 

Как вам сказать, я знал, что это та­кое! Я предал себя послушанию с радостью, с любовью. Это полное послушание меня и спасло. За него Бог по­слал мне дар. Да, повторяю вам, я был в полном послу­шании у своих старцев. Послушание было не вынуж­денное, а с радостью и любовью. Я любил их истинно. И поскольку я любил их, эта любовь помогала мне чув­ствовать и понимать, чего хотели они.

 

Прежде чем они скажут, я уже знал, чего они хотели и как хотели, что­бы я это сделал, и так в каждом деле. Я бегал повсюду и делал то, что меня благословляли. Я посвятил им се­бя. Поэтому душа моя рядом с ними летала от радости. Я не помышлял ни о ком. Где родственники, где знако­мые, где друзья, где весь мир? Жизнь моя была молит­вой, радостью и послушанием моим старцам.

Мне достаточно было сказать всего один раз, что­бы я соблюдал их слово. Например, один раз старец сказал мне:

 

 

—   Детка, мой руки и перед едой, и всякий раз, когда мы собираемся идти в церковь, потому что вхо­дим в святое место и должно быть все чистым. Мы оба священники, оба совершаем литургию. У нас должны быть чистыми руки. Однако чистота должна быть во всем.

 

 

Тогда я стал каждый раз мыть руки с мылом. Не нужно было говорить мне второй раз. Перед едой я мыл руки с мылом. По какой бы причине я ни собирал­ся идти в церковь, мыл руки с мылом. При занятии ру­коделием, если это была тонкая работа, я мыл их с мы­лом. Так я поступал во всем, не противодействуя внут­ренне. Заметьте, что у меня было два старца, и часто они требовали противоположных вещей.

 

 

Однажды отец Иоанникий говорит мне:

 

—   Возьми отсюда эти камни и перенеси их туда…

 

Я убрал их на указанное место. Приходит «стар­ший» старец. Лишь только увидев их, он разгневался, отругал меня и сказал:

 

 

—   Э-эээ, кривой (страбос) человек! Зачем ты это сделал? Разве эти камни должны быть там? Неси-ка их снова туда, откуда взял!

 

 

Вот, так - «кривой (страбос) человек» — так он меня ругал, когда гневался.

 

На другой день проходит там отец Иоанникий. Видит камни на прежнем месте, приходит в гнев и го­ворит мне:

 

 

—    Разве я не велел тебе перенести эти камни туда? Я смутился, покраснел, положил ему поклон и го­ворю:


 

 

— Батюшка, прости меня, я почти все перенес их, но старец увидел это и сказал: «Отнеси их опять туда же. Они нужны нам там». И я их отнес обратно.

 

Отец Иоанникий не промолвил ни слова. Так старцы много меня тренировали. Но я ничего лукавого не подозревал, не говорил: «Они что, испытывают меня?» Мне на самом деле в голову не приходило, что они могут меня испытывать. А если они и испытывали, то делали это столь естественно, что до­гадаться было невозможно.

 

 

 В этом был глубокий смысл. Потому что когда человек знает, что его испы­тывают, то может исполнить даже самое трудное дело, чтобы показать, что он — послушный. Но если человек не знает, что его испытывают, да еще и видит гнев дру­гого, тогда не может его не кольнуть внутри:

 

«Ого! Что еще такое? Он столько лет монашествует и при этом гневается? Да разве такое возможно? Может ли монах быть гневливым и молиться? Не освободиться от гне­ва? Значит, эти люди далеки от совершенства...»

 

 

Но я так не думал, да и не знал, испытывают ли ме­ня. Напротив, я очень радовался этому, потому что лю­бил их. Да и они очень любили меня, хотя и не показы­вали этого. Я любил обоих старцев, но особенно привя­зался к своему духовнику — старцу Пантелеймону. Как говорит Давид: Прильпе душа моя по Тебе, мене же прият десница Твоя (Пс. 62, 9).

 

Так и моя душа при­лепилась к моему старцу. Истинно говорю вам! И серд­це мое было вместе с его сердцем. Я видел его, чувство­вал его. Он брал меня с собой, и мы шли сначала в собор, а оттуда вместе на работу. Да, да, да, я его ощущал! Это очень освятило меня. То, что я привязался к старцу, а сердце мое прилепилось к его сердцу, освятило меня, принесло мне огромную пользу. Это был великий святой!

 

Однако старец ничего не говорил мне не только о том, откуда он родом, но и не называл мне даже своей
 фамилии, ничего, совсем ничего... Никогда он не гово­рил: «На моей родине» или «мои родители, мои бра­тья» и так далее. Он всегда был молчалив, всегда мо­лился, всегда был кроток. Если и гневался когда, то гнев его и все слова были только для вида.

 

Я любил его и верю, что благодаря послушанию и любви, которую я питал к нему, благодать посетила и меня.

 

 

Я наблюдал за ним, чтобы что-нибудь перенять у него, уподобиться ему. Я любил его, благоговел перед ним, смотрел на него и получал от этого пользу. Мне до­статочно было лишь смотреть на него. Вот мы идем да­леко. От самой Кавсокаливии вверх на гору, чтобы об­резать ветки каменного дуба. Всю дорогу молчим, не го­ворим ни слова. Помню, как старец показывает мне, ка­кие дубы пилить. Едва спилив один, я кричу радостно:

 

—     Геронда, я его спилил! Он отвечает:

—     Пойди-ка с пилой вон туда.

—     …..

 

 

Я очищаю все вокруг, чтобы можно было работать пилой. А он идет, чтобы найти мне следующий дуб. Мы произносили одно слово «монофиси», то есть на одном дыхании. Я сразу кричал:

 

—    Геронда, я спилил и его!

 

При этом испытывал огромную радость. Это было необыкновенно. Это была моя любовь, была благодать Божия, которая исходила от старца ко мне, смиренному.

 

 

 

Я теперь понимаю, когда рассказывают:

 

 

Однажды при­шли однажды монахи и окружили одного подвижника, спрашивая его о разном. Один из них сидел и не гово­рил ничего. Он смотрел на лицо старца. Все спрашива­ли, а он — никогда. Пустынник задал ему вопрос:

 

- Почему ты, детка мое, не спрашиваешь ни о

чем? У тебя нет никаких недоумений?



А тот отвечает ему

 

— Я не хочу ничего другого, мне достаточно лишь видеть тебя, Геронда.

 

 

 

 

То есть он наслаждался благодатно, впитывал его, через него получал благодать Божию. И преподоб­ный Симеон Новый Богослов говорил то же самое — что получил благодать от своего старца.

 

 

 

Порфирий Кавсокаливит

 Автобиография   

 Поучения

 
Комментарии
Комментарии не найдены ...
Добавить комментарий:
* Имя:
* Сообщение [ T ]:
 
   * Перепишите цифры с картинки
 
Подписка на новости и обновления
* Ваше имя:
* Ваш email:
Последние обновления на портале
Увещание ко Спасению или время созидать самих себя
Духовные горизонты Часть I
Духовные горизонты Часть II
Стихи для тех, кто любит Афон
Ум во Христе
О Любви и Благодати
Опыт, оплаченный жизнью, или практические советы из уст в уста
Земное счастье и небесное блаженство или почему мы не Боги?"
Ис­кус­ст­во борь­бы с по­мы­с­ла­ми Часть I
Ис­кус­ст­во борь­бы с по­мы­с­ла­ми Часть II
О самом простом I часть (Притчи для взрослых)
О самом простом II часть
О самом простом III часть
О самом простом IV часть
Монах и лестница Часть I
Монах и лестница Часть II
Сборник: О самом простом
Монах и лестница Часть III
Золотая ниточка (Притчи для детей)
Живи незаметно
Чистое сердце
Старец
Помыслы
Блуд
Рак, лечение
Тернистым путем к небу Епископ Варнава (Беляев) - Вступление
Тернистым путем к небу Житие старца Гавриила (Зырянова) Часть I
Житие старца Гавриила (Зырянова) Часть II
Житие старца Гавриила (Зырянова) Часть III
Житие старца Гавриила (Зырянова) Часть IV
О жизни старца Гавриила (Зырянова) Часть V
О жизни старца Гавриила (Зырянова) Часть VI
О жизни старца Гавриила (Зырянова) Часть VII
Схиархимандрит Виталий (Сидоренко) - Часть 1
Схиархимандрит Виталий (Сидоренко) - Часть 2
Житие прп. Симона Радонежского Смоленского
Свобода - это | Свобода | Дверь, которая нарисована на стене | Свобода Любви | Путь к свободе | Вкус Свободы | Умереть за Любовь| Скорби | Необходимое | Нечистая совесть | Окаменевшее сердце | Смерть | Жизнь | Союз сердец | Любовь | Высшая форма Любви | Преданность | Труд сердцем | Прямота | Стойкость | Умение любить | Верность | Деньги | Богатство | Духовное здоровье | Человек | Ум разум | Ум | Предательство| Улица детства | Язык Любви | Стихи о Любви | Вечная Любовь | Смысл Любви | Любовь правда | Правда| Молитвы| Любовь страсть | Любовь жизнь | Цельная Любовь | Здоровье души| Смирение | Истинное смирение| Смирение и ум| Смирение и страх| Смирение и мир| Преданность|

ЧИСТЫЙ ИНТЕРНЕТ - logoSlovo.RU Рейтинг@Mail.ru
Создание и разработка сайта - веб-студия Vinchi & Илья

При копировании или цитировании текста и фотографий необходимо давать
активную ссылку http://www.isihast.ru

Монах Симеон Афонский Смиренному сердцу невозможно причинить вред, ибо оно научилось прощать всех.


Монастырь Дивеево